?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Эрнест Хемингуэй – один из самых выдающихся писателей ХХ века. Несмотря на пресловутый «железный занавес», его творчество было очень популярно и в СССР. Между тем, жизнь Хемингуэя была полна скандалов и любовных похождений…
Будущий писатель родился в 1899 г. в Оук-Парк, богатом пригороде Чикаго, в семье врача. В 18 лет юноша поступил стажером в «Канзас-стар», после чего записался добровольцем в Красный Крест и отправился в северную Италию, где стал водителем санитарной машины. В 1918 г. его серьезно ранило осколком в правое колено. Попав в госпиталь, Эрни до безумия влюбился в двадцатисемилетнюю медсестру, которая лишь жестоко посмеялась над чувствами «сопливого поклонника»… Эрнест так никогда и не простил ее, хотя именно эта история легла в основу замечательного романа «Прощай, оружие».
Уже после войны двадцатидвухлетний Хемингуэй вернулся в Европу в качестве корреспондента «Торонто-стар». Он уже был женат на двадцатидевятилетней Хедли Ричардсон.
Хедли разделила с Эрнестом лучшие годы его богемной жизни в Латинском квартале Парижа и подарила ему сына Джека. «В те годы мы были очень бедны и очень счастливы», — писал Хемингуэй незадолго до смерти.
Но в 1926 г. Хемингуэй, называвший свое большое сердце «мишенью для шальных стрел», влюбился в Полин Пфайфер, дочь состоятельных американских католиков и корреспондентку журнала «Вог». Хедли покинула Эрнеста, он женился на Полин и, к своему огромному смятению, вдруг обнаружил, что не в состоянии исполнять супружеские обязанности. По совету жены он отправился в церковь, стал усердно молиться, и, удивительное дело, это помогло… «Тогда-то я и сделался католиком», — вспоминал писатель впоследствии.
Жена-соперница
Супруги поселились во флоридском городке Ки-Уэст, и Полин родила двоих сыновей, Патрика и Грегори. Но, отправившись в Испанию, чтобы делать репортажи о гражданской войне, писатель обрел новую музу. В 1938 г. он встретил Марту Геллхорн — тоже военную корреспондентку, да еще и чарующе прекрасную блондинку, которая не вынимала изо рта сигарету, обожала путешествия и приключения и, следовательно, была достойной соперницей Хемингуэя-журналиста и Хемингуэя-писателя.
Их страстный роман, то и дело прерывавшийся из-за многочисленных командировок Марты, которая объездила всю Европу, в 1940 г. логично перерос в брак, и супруги вместе отправились в Китай, чтобы освещать японо-китайскую войну. Затем тридцатитрехлетняя Марта поселилась с Эрнестом на Кубе, привела в порядок его полуразвалившийся сельский дом, радушно принимала там сыновей мужа, но вскоре пресытилась хлопотами по хозяйству и уехала в Европу, чтобы писать о новой войне. Вернувшись, она принялась упрекать Эрнеста за то, что он не последовал ее примеру и остался на Кубе, и постепенно их супружеская жизнь превратилась в длинную перебранку… В 1944 г. Эрнест все-таки уложил жену на лопатки. Журнал «Коллиерс» послал его на передовую в качестве собственного корреспондента, а страстно желавшая получить это назначение Марта осталась не у дел.
Супруги перебрались в Лондон, где почти не виделись друг с другом, и вскоре Марта ушла от Эрнеста, с горечью сказав ему на прощание, что семь лет, проведенных вместе, были для нее годами рабства у самого жестокого из рабовладельцев…
Супруга-рабыня
Впрочем, Хемингуэй не очень расстроился: он уже познакомился с женщиной, которой суждено было стать его четвертой и последней супругой. Похожая на мальчишку-сорванца Мери Уэлш работала в Лондоне собственным корреспондентом журналов «Тайм» и «Лайф» и была замужем. Тем не менее, едва ли не при первой же встрече Эрнест храбро заявил ей: «Я не знаю, кто вы такая, но хочу сей же час жениться на вас».
Мери последовала за Хемингуэем в Париж, где они поселились в «Ритце». Здесь уже зрелый писатель во второй раз в жизни почувствовал, что мужество оставило его. Хемингуэй в смятении вернулся на Кубу и лишь потом вызвал туда свою новую супругу, решив, что она сможет наилучшим образом справиться с обязанностями хозяйки его дома.
В отличие от Марты, Мери смогла пожертвовать карьерой ради семьи, но это не уберегло ее от крутого нрава мужа. Неоднократно она становилась жертвой жестоких словесных оскорблений и вспышек ярости с его стороны. Несколько раз Мери грозилась покинуть Эрнеста, но он в ответ угрожал самоубийством и продолжал удерживать супругу при себе… «Он хочет, чтобы все женщины были как индеанки, — записала Мери в своем дневнике. — Раскованные в постели и рабски покорные в быту».
«Обряд самосожжения»
Мери кое-как удалось смириться с волокитством Эрнеста. Когда супруги жили в Париже, Хемингуэй ухлестывал за Марлен Дитрих, с которой познакомился в 1934 г. во время плавания через Атлантику. «Мы полюбили друг друга с первого взгляда, — писал впоследствии Нобелевский лауреат, — но до постели у нас так и не дошло».
Позднее Эрнест начал с едва ли не нелепой регулярностью влюбляться в совсем молоденьких девочек, которых неизменно называл «дочурками». Одна из них, восемнадцатилетняя венецианка Адриана, стала прообразом Контессы в романе «Через речку, через лес». Прочитав книгу, она спросила автора: «Как же мог ваш полковник влюбиться в такую занудливую девицу?»
Так или иначе, жизнь с этим выдающимся человеком не принесла счастья ни одной из четырех жен писателя, к концу жизни ставшего, к тому же, законченным алкоголиком и параноиком. После смерти Эрнеста, который, как известно, все же покончил жизнь самоубийством, его вдова Мери опубликовала далеко не лестные воспоминания о супруге, в которых ярко и красочно живописала ссоры и драки с ним. Кстати, как и он, она со временем и сама пристрастилась к бутылке. По словам Патрика Хемингуэя, сына писателя, она «совершила обряд самосожжения вдовы, облив себя джином»…